Sailor Moon - "Winter Time"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sailor Moon - "Winter Time" » FlashBack » Комедия положений, или сложности родства


Комедия положений, или сложности родства

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Akira, Lust.
Небольшой эпизод из жизни братьев. Точнее, как старший младшему нервы портит.
12 июля 2013 года. 14:30 по местному времени (жаркий летний день). Начало действий происходит в городском парке аттракционов.

0

2

"Еще один бессмысленный день, какая жалость, что он только начался. Лето, ну и что ему все так радуются, жарко, душно, спасенья нет... стоп, это еще что за хрень?" - девчушка лет шестнадцати на вид, не более, с лучезарной улыбкой всучила чинно вышагивающему по аллее брюнету глянцевый флаер. Шикнуть бы на неё, да лень, ничего не остаётся кроме как с улыбкой принять и отправиться дальше восвояси. Собственно, так Акира и поступил.
Любопытство всё же коварная штука, оно погубит не только женщин, но и детей. Несчастная бумажка, изначально чисто машинально отправленная в недра кармана теперь нещадно прожигала оный, словно истошно крича о том, что её забыли, а зря. "Ладно, взгляну одним глазком", - примерно с такими мыслями рука потянулась за чадом типографии. "Так, что тут у нас, внимание и бла-бла-бла, мы такие-то приглашаем туда-то… парк аттракционов - ну вот, так и знал, что мусор. Стоп! Новый парк аттракционов?", - осенило после второго прочтения ярких надписей. В сознании моментально возник образ огромного пространства, усеянного людьми и просто невероятным количеством новых аттракционов и палаток со сладкой ватой. Этого было достаточно для того, что бы в глазах загорелись огоньки, и возникло желание непременно прямо сейчас отправиться именно туда, забыв о первоначальных планах.
Как мало нужно для превращения из скептика в самого настоящего жизнерадостного ребёнка, даже пугает. Впрочем, не суть важно, вернёмся к тому о ком речь шла.
Несколько шагов в сторону, в поисках тени и исчезновение в буквальном смысле этого слова. Телепортация куда быстрее, однако, чуть менее приятнее, стандартных способов передвижения, а главное её достоинство – без пробок. Как бы там ни было, спустя считанные секунды, младший из грехов оказался в самом любимом месте из мира человеческого.
Рубашка на выпуск, галстук отсутствует, взъерошенные волосы – типичный студент, никому и в голову не придёт придраться или слово сказать поперёк. По истине, есть за что любить этот несменный на протяжении уже сотни лет образ.
Поскольку территория новая, не мешало бы ознакомиться с картой – вполне логичный вывод, не правда ли? Вот и Аки так подумал, на скорости выше средней несясь к большой доске с подробной картой и расценками. Последнее, в отличие от первого, не сильно его волновало, посему, прайсы не были удостоены даже взгляда.
-С чего бы начать? – чисто случайно озвучил он промелькнувшую мысль, даже не заметив этого.

0

3

Лето, солнце, море... Банально... Особенно когда почти за всё лето последнего в глаза не видел. А причина одна единственная - некогда. Вот люди вечно жалуются, как им сложно и так далее и тому подобное. Ха! Побыли бы они в шкуре Греха лет эдак с тысячу, вот тогда бы запели иначе. А так. Ну вот сколько живут эти смертные? Меньше века ведь... Так, стоп, отвлеклись от темы, так что начнём заново.
Что такое лето? Лето - это жара, отпуск и море отдыхающих туристов. А, значит, множество новых лиц в старой стране и возможность найти для себя интересные "приключения". Знать бы ещё, где их искать, ведь блондин осел в этом городе не так давно, поэтому ещё не знал всех злачных мест. Ну сами посудите, за два дня многое не увидишь и не узнаешь, особенно когда первый просто отлёживался, пытаясь восстановиться после длительного "перелёта". Так что теперь приходилось навёрстывать упущенное, пока что просто прогуливаясь по ухоженным аллеям. Всё же, удивительный город. Всё такое ухоженное, даже в каком-то смысле милое. Как кукольный домик. Даже мусора на улицах нет. Не то чтобы подобная опрятность раздражала. Просто было непривычно, но приятно. По такой, не побоимся этого слова, чистоте хотелось просто прогуливаться, чем и занимался юноша в данный момент... До тех пор, пока аллея не привела его в более людное место - к парку аттракционов. Новое это местечко, или старое Ласт не знал. Да и ему было всё равно. Главное, что оно людное. А ещё имелось множество любопытных агрегатов, изобретённых и воплощённых с листов с чертежами в реальность благодаря человечеству. Так что ещё один день можно потратить, чтобы провести "разведку боем" в новой местности, которая обещала множество сюрпризов и интересных встреч. По крайней мере Ласт на это надеялся... Но первым делом нужно было раздобыть для себя что-то холодное, съедобное и сладкое.
Что же может помочь лучше, чем мороженное в жаркую погоду. Да ничего. Именно поэтому первым делом блондин направился к ларьку с холодной сладостью, но застыл, так и не дойдя до оного. Внимание парня привлёк один воодушевлённый объект, изучающий карту парка. На первый взгляд что могло в нём заинтересовать одного из Грехов. Ведь такой же человек, как и множество других вокруг. Но вот лицо было до боли знакомым. И не мудрено, ведь младший братишка веками не менял свой облик, так что не узнать его было практически невозможно. Вот и сейчас - то же лицо, те же глаза, и лишь одежда немного иная. Губы блондина дрогнули, изогнувшись в блаженно-хитрой улыбке, ведь он уже прекрасно знал, что принесёт эта случайная встреча. Но, для начала, нужно было самому немного видоизмениться, поэтому Ласт зашёл за ближайший магазинчик, чтобы братишка его не заметил.
Что ж, кот, вижу, что ты ещё не нагулялся. Давай тогда устроим неожиданную встречу.
Парень прикрыл глаза, и уже через несколько секунд на его месте стояла девочка, лет эдак восьми, с тёмными волосами и большими янтарными глазами. Да что там расписывать, получился вылитый младший брат. Точнее, его мини копия женского пола в чёрном лёгком сарафане и заколками в волосах. Малышка не стала терять зря времени и дожидаться, пока Акира отойдёт от доски. Она со звонким смехом побежала к брюнету и, не сбавляя хода, с разгону запрыгнула на него, обнимая за шею своими ручками.
- Папочка!!!
Сквозь детский смех проскользнуло только одно слово, и маленькая тёмная бестия тут же уткнулась носом в шею новоиспечённому папаше.
- Папочка, я наконец-то тебя нашла. Это так замечательно. Заешь, я даже не ожидала встретить тебя тут, в парке.
Всё тараторила малышка, явно не собираясь слазить с шеи брюнета, даже не обращая внимания на людей вокруг них.

Отредактировано Lust (2010-11-25 00:01:50)

0

4

Говорят, что человеческое лицо не может позеленеть, посинеть, побелеть и покраснеть одновременно, говорят, но вы не верьте, ибо не правда всё это - может, очень даже может. Вот как сейчас, например. А причина тому целая буря различных чувств, накрывшая с головой несчастного паренька, начиная с удивления и заканчивая самым страшным – стыдом.
А что испытали бы вы, если вдруг, ни с того ни с сего, какой-то подозрительный ребёнок с громким криком: «Папочка» буквально бы оседлал вас? И заметьте, при этом вы точно, ну или приблизительно точно, уверенны в том, что детей у вас нет, а еще, еще вам всего 21 год, ну или выглядите вы именно на этот возраст, а вокруг очень, ну очень много кумушек, готовых перетереть косточки любому встречному.  Смею предположить, вы бы потеряли ко всему прочему еще и дар речи или испуганно заозирались по сторонам в поисках скрытой камеры. В общем, поставьте себя на место Акиры и вы с легкостью определите его состояние и те детали, которые не вошли в предшествующее описание.
Тем временем, неугомонное дитя, будто бы издеваясь, подливало масла в огонь, продолжая бурно приветствовать якобы своего родителя. Первой мыслью было, что здесь какая-то ошибка, недоразумение, но тешить себя надеждами долго не вышло, расступившаяся толпа уже вовсю начала обсуждать студента, время от времени укоризненно качая головой и гневно сверкая взором.
-Это не то, что вы подумали, - неизвестно перед кем и зачем оправдывался Аки, медленно отступая к ряду скамеек.
-Девочка, ты точно ошиблась, - парень осторожно снял с плеч ребёнка, усадив на лавку, - я точно не твой, - и тут он осекся на полуслове, сообразив, отчего люди так охотно принялись обсуждать происшествие. Оказалось, что перед ним сидит его точная копия, уменьшенная в размере, раз так скажем в пять-шесть, с одной лишь только разницей - копия была женского рода. Нервно задергался глаз, Лень впал в состояние, близкое к ступору. Однако разум не покинул его, кое-как совладав с собой, парень прикинул в уме, сколько лет бесёнку и сколько было ему самому, если вычесть. Результат вычислений не сильно обрадовал, но тут снизошло озарение. В сознание промелькнула нелепая мысль, а если точнее, то предположение, которое могло бы всё объяснить. Одно абсурднее другого. Неужели он не единственный, кто занял этот город, такое возможно, но вероятность ничтожно мала, ведь обычно, грехи не пересекаются…
Акира сел рядом, срочно нуждаясь в чем-нибудь покрепче чая. Нужно было проверить свою теорию… срочно!
-Ни-сан, нельзя так пугать, - еда шевеля губами пролепетал он, отводя взгляд в сторону

0

5

О, эта непередаваемая гамма эмоций на его лице. Какой же она была потрясающей. Ласт уже давно не видел подобного и готов был наслаждаться почти что вечность. Ну ладно, братца нужно было тоже пожалеть, ведь, судя по его лицу, ещё немного и у бедняги инфаркт случится. Можно ещё чуть-чуть пошутить... совсем чуточку. А потом уже и признаться можно.
Братишка, ну что же ты так паникуешь? Неужели так боишься детишек? Или боишься именно того, что дитё окажется твоим. О, то ли ещё будет, мой дорогой младшенький. Продолжим наш розыгрыш.
Малышка радостно улыбаясь, обнимая "папашу" за шею. Её очень забавлял тот факт, как юноша пытается оправдаться перед толпой прохожих, но явного виду юная особа не показывала. Она уже собиралась продолжить добивать словами Акиру о том, как же долго его искала и как скучала, но парень начал по-быстрому продвигаться к лавочкам. и вот, ещё секунда, и темноволосая бестия оказалась в сидячем положении и длинном подобии табурета со спинкой, разглядываемая "папочкой". Видимо, тот таки заметил идентичность своего новоявленного чада и теперь пытался понять как, когда, с кем и почему он об этом не в курсе.
- Нет, не ошиблась, не ошиблась.
Дитё интенсивно замотало головой, пытаясь доказать, что она абсолютно уверенна в своём выборе. А доказательством словам зеркало послужит. Она бы ещё долго могла совершать телодвижения в том же ракурсе, пока не услышала последние слова брюнета. Точнее, практически прочитала это по его губам, когда не на долго остановилась передохнуть и успокоить лёгкое головокружение. Ну вот же засада... И надо ж было ему догадаться в такой неподходящий момент... Ну не станет же старшенький раскрываться из-за банальной догадки у всех на глазах. Лучше продолжить шутку, изобразив удивление на детском личике. Собственно, малышка так и сделала, после чего ещё и недовольно нахмурилась, соскочила с лавки и стала прямо напротив брюнета.
- Папочка, но я же девочка! Как ты мог меня с мальчиком спутать?!
Возмущению тёмноволосой бестии не было предела. Мало того, в доказательство своим словам о поле она взялась за подол сарафана и приподняла его так, чтобы парень смог увидеть белые трусики в светло-зелёную полоску с такого же цвета бантиком. Ну тут уж точно можно понять что она - девочка. Ну, если исходить из детской логики... Но, дело в том, что как только малышка поняла, что именно сделала, она резко опустила сарафан обратно и густо покраснела, отвернувшись и снова пролепетав, надув губки:
- Девочка я...
Краем глаза малышка наблюдала за реакцией папаши, всё больше сминая пальчиками подол сарафана, но в следующий момент она, словно что-то вспомнив, полезла в небольшой кармашек сбоку, достав из него небольшую, помятую фотографию... угадайте, кого? Верно, нашего младшего Греха - Акиры. Вот только на фотографии он выглядел моложе, лет эдак на восемь-девять. Как раз, чтоб подходило под возраст дитяти.
- Вот, это же ты! Мне мама говорила! Это ты! Ты-ты-ты-ты!
Всё не унималась маленькая дама, пытаясь доказать свою правоту.
- Мне мама дала... фотографию перед...
Голос девочки стал тише, а личико было таким, словно она в любой момент готова была расплакаться.
- Ты мне не веришь... Ты... Ты меня не признал...
В уголках янтарных глаз уже выступили слёзы, которые сразу же покатились по розовым щёчкам.

+1

6

"Я сплю, я, наверное, сплю", - отчаянно пульсировало в голове, в то время как слух пронзали протесты маленькой девочки, утверждающей, что она не ошиблась. "Да, конечно, ты не ошиблась, это у меня маразм, так что ли?" Аки помотал головой, из стороны в сторону, неизвестно на что рассчитывая, вероятнее всего на то, что хотя бы бредовые мысли покинут его. "Нет, нет, нет! Протестую".
Нельзя сказать, что Лень не любил детей, или что-то в этом духе. Нет, он скорее боялся их, сторонился: ведь он сам еще сущий ребёнок, совершенно не знающий как вести себя с "цветами жизни". Что говорить? Как смотреть? Всё это было слишком сложно... А тут такое...
Дальше - больше, вернее, хуже. Ситуация Х - чрезвычайно опасно для мозга - иначе не назовёшь. То ли каким-то чудесным образом расслышав слова брюнета, то ли прочитав по губам, не суть важно, ребёнок почувствовал себя обиженным и возмущенным. Во всяком случае, моментальная перемена в лице свидетельствовала именно об этом. Ох, никогда, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах, не обижайте маленьких девочек - дьяволицы отомстят вам не хуже своих взрослых коллег. Чертёнок в юбке соскочила с места, встав напротив «папочки», а потом...
Потом Акире стало плохо, очень плохо. Он комично замахал руками, откинулся на спинку скамьи, при этом мысленно вопрошая и бога, и дьявола за что ему ЭТО.
-Какой ужас, Вы только посмотрите...
-Извращенец!
-...Как ты мог меня с мальчиком спутать?
Лучше бы ему прослушать ангельские песнопения, чем то, что он слышал в действительности. Медленно, но верно, цвет лица изменялся в сторону смертельно-бледного. Кейта издал звук больше похожий на протяжный вой побитой собаки, чем на что-то более вразумительное, или, хотя бы, человеческое.
Не станем скрывать, что мысли об играх кого-то из семьи уже несколько минут как безвозвратно покинули сознание Греха, отсюда и все последующие действия. Однако не будем торопить события, обо всём по порядку.
Благо, малютка, кажется, сама поняла, что творит невесть что. Опустив таки подол милого сарафана, она, не забыв надуть губки, пробормотала нечто похожее на: «Девочка я».
Вдох-выдох. «Спокойно, натяни лыбу Чешира». Самовнушение – великая сила, когда-нибудь, возможно, она спасёт мир. Взяв себя в руки, насколько это вообще было возможно в данной ситуации, парень мягко улыбнулся, после чего вежливо, с глубоким почтением обратился к своей копии:
-Конечно девочка, кто же спорит! А как зовут Вас, юная леди? «Только бы прокатило, раньше, помнится, когда «сёстра» была, помогало»
Может оно и помогло бы, да только есть одно «но» - дитятко вовсе не слушало. Что-то увлеченно ища в кармане, девочка, по мнению Акиры, обратила на его вопрос не больше внимания, чем на прохожих. «Что же…»- не успел наш новоиспеченный папа подумать, что же такое может произойти еще, как ему была эффектно продемонстрирована помятая фотокарточка. Каково же было удивление Аки, когда он узнал на ней себя тринадцатилетнего, кажется. «Сердце замерло, или это галлюцинация? Откуда у этого ребёнка моя фотка, какая мама, да я даже имен всех не запоминал, не то, что лица. Мама дала, мама дала…Заладила! » Почти предел, нервы натянулись как гитарные струны, не хватало еще сорваться. «Что это, нет-нет-нет, не надо!» - едва не слетело с губ, стоило показаться первым слезинкам в таких же как и у него, пронзительно янтарных глазах. Вы когда-нибудь видели бесцветные капли на золоте? Нет? Ваше счастье и несчастье одновременно.
Слёзы  - это, то единственное, что Лень не переносил больше всего, а посему, нужно было что-то сделать, придумать и как можно скорее. Ничего шибко умного после пережитых потрясений не вертелось… Вдруг он усадил девочку на колени и, осторожно смахнув скатывающиеся слезинки, весело произнёс, переведя тему:
-Не хочет ли юная леди самого вкусного в мире мороженного?

Отредактировано Akira (2010-11-25 22:57:00)

+1

7

А малышка и правда никого не слушала - ни новоявленного папашу, у которого скоро сердечный приступ будет, ни сердобольных дамочек из толпы, которые, по всей видимости, были на стороне несчастного ребёнка, ни остальных людей, ставших непосредственными свидетелями спектакля. Чертёнок просто продолжала заливаться слезами, то и дело тихо всхлипывая. И даже самой виновнице торжества было не понятно: то ли она сдерживает себя, чтобы не разреветься в полную силу, из-за того, что слишком уж вжилась в роль ребёнка, то ли старается выдавить из себя слёзы, чтобы всё было правдоподобно. Единственное, что ей было известно, так это то, что если она так поплачет ещё несколько минут, то крупномасштабная истерика гарантирована. При чём, скорее у младшего братца, чем у самой бестии. Но не тут то было. Брюнет, вероятнее всего собрав последние силы, чтобы отойти от шока, легко приподнял ребёнка и усадил её себе на колени.
Непривычно...
Малышка даже немного поёрзала, пока "папочка" вытирал ей слёзы. Это и правда было непривычно, ведь Грех редко изображал из себя ребёнка. А, если и делал это, то совершенно для иных целей - наблюдений и сбора информации. Так что Ласту ещё никогда не приходилось сидеть у кого-то на коленях, будучи дитём. о, стоило отметить, что это так же довольно приятно и удобно. Сразу захотелось прислониться к плечу парня и просто так немного посидеть. Но последние слова Акиры напрочь выбили и желания, чтоб просто посидеть, и мысли о том, что можно ещё немного поплакать. Девочка вытерла платком глаза, спрятала обратно в карман фотографию и, лучезарно улыбнувшись, кивнула.
- Хочет. Очень даже хочет.
Мороженное. Интересно, когда же Акира успел научится читать мысли, ведь только пару минут назад бестия, будучи ещё в своём привычном облике, "грезила" именно об этой сладости. И теперь, услышав о ней, не хотела больше ни о чём думать. Как ни крути, а сладкое было единственным уязвимым местом для Ласт - Греха можно было успокоить только этим. Вот и сейчас подействовало.
Малышка сползла с колен родителя и, взяв его за руку, повела к ларьку с мороженным.
- Шер хочет ванильного, шоколадного, фисташкового, малинового, бананового и... и... и чтоб присыпка была.
аленький вымогатель продолжала перечислять свои требования, пока не дошла вместе с Аки до самого ларька.
- А потом пойдём туда.
Ребёнок указал на колесо обозрения и, всё так же улыбаясь, повернулась к брюнету, добавив:
- Но сначала мороженное.

Отредактировано Lust (2010-11-25 23:41:51)

0

8

Женщины, взрослые, маленькие, все они падки на лесть, подарки и сладкое. Какое же счастье, что эти дьявольские существа столь, простите, продажны, в хорошем смысле этого слова, иначе, неизвестно чем бы закончился этот час для Акиры Кейты, двадцати одного летнего студента Мюгена, являющегося одним из смертных грехов по совместительству. Не будем кривить душой и ответим: ничем хорошим, это уж точно. Впрочем, что было, то было, побережём нервы, ведь впереди еще, наверняка, немало сюрпризов.
Маленькая чертовка уже забыла все свои обиды и слёзы, теперь создавалось такое впечатление, что ею овладела мысль отведать обещанного мороженного во что бы ни стало и, желательно, прямо сейчас и ни секундой позже - до того уверенно и властно повела она родителя в сторону торговых палаток.
"Даже как-то легче стало, вот таких женщин я знаю, но мороженное... кто-то еще очень любил мороженное, да так, что бы в один момент уступить, но кто, когда надо, ничего не помню. А ну и ладно, лень", - вот такие вот мысли кинолентой крутились в сознание Аки. Ведомый малышкой он чувствовал себя несколько странно, но сопротивляться даже не пытался: что-то ему подсказывало, что себе дороже выйдет.
А ведь со стороны, самые что ни на есть родные, даже улыбки одинаковые, но лучше пареньку об этом не знать. Возвращаемся ближе к делу; еще даже не достигнув цели, девочка принялась перечислять, какого именно мороженого ей хотелось бы, с таким воодушевленным лицом и мечтательным взглядом, что было ясно – она не шутит. Шер, судя по всему, юною леди звали именно так, действительно хочет сразу 5 рожков разного вкуса. Есть от чего ужаснуться.
-Э, дорогая, 5 штук, ты же простудишься! – совершенно искренне удивляясь и тревожась за здоровье девочки, воскликнул Акира. Как и ожидалось, с ответом не торопились, вместо этого – пожелание-приказ под номером два. На этот раз колесо обозрения. «Ну что же, всё не так уж плохо, ведь он и сам собирался его посетить»
-Слушаюсь, моя госпожа, - не без доброй усмешки ответил парень, потрепав по макушке. Происходящее даже отчасти начинало нравиться… Собственно, а вот и ларёк
-Нам, э, - он с сомнением покосился на «дочу», - 5 штук,- и далее последовало точное воспроизведение пожелания номер один и расплата. Кошелёк начинал медленно худеть…
-Держи
Все еще беспокоясь за здоровье Шер, Лень принял решение выдавать мороженое по одному. "И всё же, кто.."

0

9

Да, мой дорогой братец, именно так. Дети - это не только цветы жизни, но и дорогое удовольствие. Очень дорогое. Будешь знать на будущее, если вдруг решишься завести своих отпрысков. Хотя, что-то мне подсказывает, что после сегодняшнего дня это желание у тебя ещё не скоро появиться, и ты будешь более осторожным. Конечно, я могу и ошибаться.
Малышка всё это время внимательно следила за парнем, сцепив ручки вместе за спиной и немного покачиваясь, перекатываясь с каблуков на носочки и обратно. Похоже, папаша ещё не до конца понял, что так сильно баловать детей и давать им всё, что те захотят тоже нельзя - на шею сядут. Но и то, что Акира беспрекословно выполнял пожелания бесёнка тоже очень радовало. Всё же, младший братишка хоть и был наивным, но так же и добрым. Интересно, а сам он об этом догадывался, или это только со стороны заметно?
Малышка склонила голову на бок, бегло пройдясь оценивающим взглядом по брюнету. Всё же, младшенький нисколько не изменился. Его стало даже немного жалко... С какой-то стороны. Но ещё не до такой степени, чтобы прекратить спектакль. К тому же, он уже успел немного оклематься, и ему это начинало... нравиться?
Госпожа...
В мыслях отголоском прозвучали слова младшенького. Шер (Шарлотта) немного пригладила волосы обратно, после того, как "папочка" успел потрепать по ним свою малышку. Приятно... удивительно, но приятно. Даже захотелось ещё раз почувствовать такое прикосновение к себе: по-детски невинное и от части нежное. Может, стоит почаще под детей камуфлироваться? Только врятли Акира ещё раз поверит, что у него новое чадо объявилось.
Ну ничего, для следующего раза я ещё что-нибудь придумаю. А пока будем наслаждаться ситуацией.
Тем временем, пока девочка думала о своём, о девичьем, брюнет успел выполнить её первое пожелание, купив сразу пять порций мороженного. Только, похоже, не собирался отдавать все сразу. Малышка нахмурилась, не довольная таким раскладом.
- Я не заболею. Обещаю.
В знак своей правоты она даже указательным пальцем визуально прочертила на себе крест. Ласту ни раз приходилось видеть, как ведут себя дети в таких ситуациях и как дают обещания. Так что оставалось только воспроизвести их действия. Сразу после этого Шер взяла две порции мороженного и, сложив их вместе, медленно лизнула сразу посередине, чтобы ощутить вкус двух видов. Одно только слово - блаженство... Рай на земле. Малышка даже приложила руку к лицу, касаясь ладошкой своей щеки, и расплылась в довольной улыбке, прикрыв глаза.
Вечный кайф. Интересно, а оно такое вкусное только тут, или это из-за того, что не я его купила, а мне?
Тихий и медленный выдох, словно воздух не желал выходить из лёгких, и снова маленький язычок прошёлся по сладости. Это и правда было великолепно. Пусть даже два вкуса смешались воедино, но они вместе давали непревзойдённый вкусовой колорит. А, если постараться, то можно даже разобрать оттенок каждого из них.
- Вкусно!
Словно не веря своим собственным словам пролепетало дитя. Она кинула мимолётный взгляд на брюнета и тут же сунула мороженное практически ему под нос.
- Попробуй, а потом на карусель.
Малышка даже не позаботилась посмотреть, удалось ли Акире попробовать мороженное, да и не обмазала ли она сладостью брюнета, которому на всё, про всё было дано около двадцати секунд. После этого бестия взяла "папочку" за рубашку, ибо не забываем, что руки у него заняты, и потащила к карусели. на этот раз парню повезло - у малышки в кармане оказалось два билета на колесо обозрения, и она, вручив те билетёру, затащила Акиру в одну из свободных кабинок. Ну что можно сказать о продолжении знакомства... На некоторое время в кабинке воцарилась тишина. Но это лишь потому, что малышка была увлечена усердным поглощением мороженного и разглядыванием местных достопримечательностей из окошка.
Знаете, вот если вам скажут, что дети любят растягивать мороженное, поедая его очень медленно, пока не растает и не потечёт по рукам, чтобы можно было разгрызть низ вафельки и выпить всю жидко-сладкую субстанцию... не верьте. Так бывает не во всех случаях, а только в тех, когда ребёнку дали только одну порцию. А вот когда у "родителя" в руках ещё три порции осталось - это уже начинается гонка на время, в которой нужно как можно быстрее съесть одно мороженное, чтобы получить другое. Но тут выплывает одно "но". Обычно дети переоценивают свои возможности, особенно когда забывают, что они давно не дети, зато находятся не в своём теле, а в его уменьшенном варианте, подстроенном специально под братца. Короче говоря, пока кабинка дошла до самого верха, тёмноволосое чудо успело уговорить две порции и уже принялось за третью. Поняв, что времени на развлечение со сладостью уже не осталось, а в жизнь нужно было воплотить ещё один задум, девочка решила немного подзадержать аттракцион. Она коснулась своей ручкой железной стенки и незаметно для Акиры пустила в неё направленную искорку чёрной молнии. Это было сделано для того, чтобы разряд тока не распространялся по остальному металу и не причинил вреда остальным зевакам, а чтоб смог дойти до механизма и закоротить его и на время вывел из строя. Как можно было уже догадаться, колесо остановилось, при чём на неопределённое время, и вот теперь уже можно было не спеша насладиться сладостью и немного поиздеваться над братцем.
- А ведь кое в чём ты был прав.
Отправив в рот последний кусочек третьей порции мороженного, малышка улыбнулась, посмотрев на юношу совсем не детским взглядом. Она приподнялась, становясь коленками на сидушку, и коснулась губами губ брюнета, целуя его.
- Или братца не привлекают маленькие девочки и ему нравится их взрослая форма?
Девочка отстранилась, слезла на пол и стала напротив Акиры, прикрыв глаза... Через секунду перед ним находилась всё та же девочка, в том же самом сарафане, но только повзрослевшая лет на восемь-десять и с пронзительно-изумрудными глазами.
- Может, и так картина не полная, и тебе понравится...
Слабая улыбка. Но сколько в ней читалось... Ведь даже то, что нельзя сказать словами, "застыло" на приподнятых уголках губ. Но зачем гадать, что хотела сказать девушка? Лучше просто проследить за её действиями. А они оказались уже до боли знакомы для Акиры, ведь брюнетка повторила то, что делала тогда, когда пыталась доказать, что является девочкой. Она взялась за подол сарафана и начала его приподнимать. Но осторожно, медленно сминая пальчиками ткань одежды, продвигаясь всё дальше. И только уже когда девушка дошла практически до "нужного момента", она просто согнула руки в локтях, поднимая часть сарафана, которая выступала, как юбка. Может, в этом представлении не было новинок... Кроме одной - на этот раз на брюнетке были не те трусики в полосочку. На ней вообще не было нижнего белья.

Отредактировано Lust (2010-12-06 02:27:34)

0

10

-Ну, раз обещаешь, тогда хорошо, - не без улыбки ответил Акира, явно наслаждаясь спокойствием. Словно в подтверждение своей правоты девочка осенила себя крестом, отчего парня как-то неестественно «перекосило» - не любил он символы, так или иначе связанные с Создателем. Почему? Да черт его знает, как-то изначально не заладилось и всё тут.  Да и неважно это, куда важнее тот факт, что пока Грех справлялся со своими эмоциями, ребенок ухитрился «похитить» вторую порцию мороженного. «Шустрая, и в кого только такая?» - мысленно отметил парень, наблюдая за малышкой. Было в этой девочке нечто такое, что завораживало, восхищало… Знаю я о чем вы подумали, извращенцы, не об этом речь, здесь – иное. Чувствовалось что-то родное, и дело даже не в идентичной внешности. Аура, едва ощутимая, но все же окрашенная в тёмное, слишком похожая на собственную, несколько беспокоила, но не на столько, что бы заострять на этом внимание, а зря.
Из плена размышлений вырвал детской голосок, увы, так не вовремя - Аки был близок к тому, что бы вспомнить одну немаловажную деталь, способную предотвратить надвигающуюся бурю. Однако видимо, не судьба.
- Конечно вкус – начал было он, но Шер посчитала, что говорить папочке вредно, а может, действительно хотела поделиться вкуснятиной. Как бы там ни было, подсунутое буквально под нос мороженое попробовать он так и не успел, уж слишком шустра была бестия для такого ленивца.
-Ойя-ойя, не спешите, юная леди.
«Еще и непослушная». Благо, хоть на этот раз желания обоих совпали – Колесо Обозрения. Именно на эту карусель девочка с гордым видом протягивала билеты приветливо улыбающемуся мужчине неопределённого возраста. Оставалось лишь безмолвно повиноваться, запрятав неизвестно откуда появившееся ощущение собственной никчемности куда подольше.
Забравшись в свободную кабинку, оба дитя (не будем забывать об особенностях характера Кейты) можно сказать замерли в предвкушение путешествия. Вот и он, звон, оповещающий о скором старте, толчок  и, как говорится, полетели. Механизм пришел в действие, и небеса уже не казались столь далёкими. Шарлота увлеклась рожками, а Акира – раскинувшимся пейзажем и мыслями, бесконечным потоком кружившимися в его голове. Приятное молчание. Именно приятное, не тягостное, не напряженное.. приятное, которое не хотелось прерывать пустыми словами, да и сказать, по сути, было нечего.
Добравшись до пика, кабинка остановилась. Неожиданно, довольно-таки резко, отчего Акира невольно вздрогнул, будто бы очнувшись от наваждения. Как выяснилось, в своей задумчивости он не заметил еще и того, что очередная порция мороженого была наглым образом похищена из рук. Но то было деталью, мелочью, блекло на фоне только что услышанного.  Начало.
Нарочито медленно, очевидно играясь, девочка отправила в рот последний кусочек сладости. Хищная улыбка, совсем не детский взгляд, несколько быстрых движений и поцелуй. Шок. Именно в таком состоянии сейчас пребывал молодой человек с глазами цвета янтаря. От неожиданности он опустил руки, разжав ладони – прощай мороженое. Отстраняясь, девочка сказала то, от чего у её собеседника сердце забилось в учащенном режиме. Дальше больше. Ненавистные метаморфозы внесли ясность, открыв страшную правду. Сердце пропустило ровно пол стука, но лишь затем, что бы вновь забиться чаще обычного. «Братец», - пульсировало в сознании. Изумрудные глаза. Только их и видел Лень, все остальное поглотила тьма, всё остальное – не имело значения. Яд по телу, контроль над собой потерян, да и не было смысла в нём. К чему скрываться? Атмосфера накалялась, наверняка, даже не прислушиваясь можно было услышать потрескивание. И куда девался тот милый парень, что всего несколько секунд назад занимал это самое место?! Ответа нет, а даже если бы и был, то разве он имел как-то значение? Думаю, нет. Сейчас вообще ничего не имело значения, кроме этих проклятых изумрудов и гнева, объявшего Лень.
Скорее на автомате, повинуясь первичным мыслям, Акира перехватил руку братца, без малейшего колебания заломив её. Какая разница в чьём теле находился этот «обожаемый братишка», он есть он, а значит можно и без приличий. С силой толкнув тельце «девушки», парень позаботился о падении точно на сидение. Одной рукой всё еще держа руку братца, другой материализовал личный так называемый артефакт – плеть, проще говоря.  Зачем? Он сам толком не знал.
-Только такая путана как ты станет дважды задирать юбку перед собственным братом, - ядовито прошипел Акира, склоняясь над «жертвой». Хотелось оскорбить, унизить, причинить боль, что угодно, только бы стереть эту ядовитую улыбку, только бы не видеть торжества в глубинах изумрудных омутов...

+1

11

Эх, бедное мороженное. Ну как он мог так обойтись с невинной сладостью, которая теперь уже лежала на грязном полу, постепенно превращаясь в две цветные лужицы. А ведь именно эти две порции были специально оставлены под конец, ведь они самые вкусные, по мнению Ласт. И тут, такая бесславная смерть. Даже улыбка на долю секунды померкла на губах. Ну да, вот нравилось Греху мороженное, при чём, больше, чем какая другая сладость, а тут... эх... Девушка на столько задумалась об испорченном мороженном, что даже упустила момент, когда дорогой братишка поменялся в лице. Именно по этой причине Акире удалось поймать её и повалить на сидение, предварительно заломив руку. Больно... Пусть он и спланировал всё так, чтобы падение не было на пол, но оно всё равно оказалось не особо удачным, ведь Ласт подвернула её и ногу. Так что теперь болело сразу в двух местах... Всё же, это было и правда жестоко с его стороны.
И почему же?
Девушка пока ещё так и не увидела, что поменялось в глазах брата. Да она и не могла видеть: голова брюнетки (да, сейчас всё ещё брюнетки) была повёрнута на бок, глаза прикрыты, а чёрные волосы закрывали практически всё лицо. Но это даже к лучшему, ведь и сам младший братец не мог видеть, что в эти несколько секунд творилось на лице Ласт, как на нём отображались её мысли.
Странно... Я знал, что он будет злиться, знал, что обидится, но не думал, что впадёт в ярость, как обычно это происходит у Гнева. Видимо, малыш Аки уже давно не малыш и многому успел научится. Жаль... не думал, что он так же будет гореть желанием меня убить... Но, увы, ему это не под силу.
Вздох. Ласт попыталась пошевелить заломленной рукой, но после этого пришлось шумно вдохнуть, давя внутри стон боли. Немного опустить голову, лишь для того, чтобы увидеть плеть. Его бессменная спутница. Ласт и раньше видела, как ловко Аки управляется с этим предметом роскоши для пыток, и какие глубокие следы она может оставить. А ведь оружие не такое уж и обычное. От него раны будут заживать дольше, чем от какого другого. Неужели братец и правда собирается применить её? Но ведь это всего лишь небольшая игра, своеобразное приветствие по случаю встречи с братом. Или это не выходка виновата, а сам Грех? Хотелось бы выяснить, если бы не следующая фраза, перевернувшая все решения на счёт извинений и милых, несчастный глаз, как у щенка. Теперь Ласт просто не могла уступить брату. Гордость не позволяла попросить прощения после услышанного. а, может, она прекрасно поняла, что это не поможет, и теперь не хотела, чтобы младшенькому удалось выполнить задуманное.
-Неужели? Но ведь только такой извращенец, как ты, братец, смотрит на сей поступок дважды. не краснея и даже не пытаясь отвернуться. Или я была права в том, что тебе нравятся более зрелые девушки?
Улыбка стала ещё шире, как у змеи-искусительницы, которая подготавливала добычу. Братец теперь сам раздразнивал её, давая не только повод для ответов, но и зацепки, наталкивая на нужный вариант, от чего в изумрудных глазах начали выплясывать яркие, дьявольские огоньки. Что ж, если дорогой братишка рассердился и хочет поиграть, то ему можно дать такую возможность. В любом случае...
- Аки, только не заигрывайся, и не забывай, что ты не на много сильнее меня.
А вот это предупреждение хоть и было сказано вскользь, но не спроста. Ласт прекрасно понимала, о чём говорит. И сейчас она смирно лежала, не выдираясь, лишь потому, что позволяла себе это, как позволила удержать себя. И, всё таки, о птичках. У девушки была заломлена только одна рука. Второй же ей удалось коснуться руки брата, слегка погладив ту. Но, увы, пока не больше.
- Ну так что, братишка? О чём ты сейчас думаешь? Или совсем не рад меня видеть? Ну же, братишка, ответь.

0

12

...И дело даже не в сегодня. Не в этой шутке, хотя, безусловно, это тут очень даже причем. Причина столь резкой перемены настроения - сложные отношения, историю коих бередить не стоит, пусть уж лучше покоится на страницах их длинной жизни. Достаточно будет лишь отметить, что Акира при одной только мысли о брате терял самообладание, совершенно не понимая этого "человека" и не зная, как вообще относиться к нему. Он бы и рад любить Ласта наравне с прочими, но тот вечно выкидывает что-то такое, отчего хочется сначала убить его, а после - провалиться сквозь землю. Вот как сегодня, например. Да кто же в здравом уме спустит такое надругательство? Вот лично Акира к таким не относился. Впрочем, всё это лирическое отступление, необходимое для того, что бы оправдать поведение бедного младшего Греха. Вернёмся же к действительности.
-Извращенец значит, да? А может, мне действительно стать им, что бы ты увидел разницу? Или, тебе больше понравится, если я стану обращаться с тобой как с женщиной? Нет, он не ведал что говорит, им руководили нахлынувшие чувства, но никак не разум. Рукоятью плети Грех приподнял его за подбородок,  пожелав увидеть выражение лица «своей жертвы». «Только не насмешку, иначе… Я не позволю, никому!» Однако увиденное превзошло все ожидания: дьявольский блеск в без того завораживающих глазах вкупе со  змеиной улыбкой. Вот он, истинный вид порока…
Слова его резали слух, нещадно. «Без тебя знаю, но я не тот, что раньше, всё же, я стал чуточку старше. Конечно, мне далеко до вас, но напоминать об этом – это жестоко»
-Замолчи, - почему-то переходя на шепот, произнес Аки.  Было странно, то, что Ласт даже не пыталась вырваться. Странно потому, что раньше гордость бы не позволила ей смириться с железной хваткой, если только не…Если только происходящее не рассматривалось как игра, по мнению Лени, во всяком случае. Как же ему не нравилось все это… Немного поколебавшись, парень все же отпустил заломленную руку, подумав о том, что тёмно-синие следы не подходят этому телу. « Во вред себе»
Прикосновение, легкое, можно было даже назвать его ласковым. Аки вздрогнул, наверное, от неожиданности. Посыпались вопросы, один за другим. «О чем я думаю, какая тебе разница!»
-Не смей! – было последнее, что помнил Грех перед тем, как Тьма внутри него взбунтовалась, совершенно затуманив сознание. Перед тем, как его собственная рука, сжимающая любимый артефакт, взметнулась в замахе. Удар вышел не сильным, но, наверняка, весьма ощутимым. Благо, что размахиваться, как следует, парень не стал, видать, частички разума еще сохранил.
И он очнулся. Гнев отступил, с глаз упала пелена. Видимо, Кейте просто необходимо было выплеснуть накопившееся, а тут.. так не вовремя. Теперь, ко всему прочему, его будет терзать совесть, но это будет после. Сейчас же в душу забрался предательский страх, свойственный провинившимся детям. Аки боялся поднять взгляд, вместо этого, он буквально упал на колени, припав губами к тому месту на руке по которому пришелся его удар.

0

13

Взмах. Тихий свист, издаваемый плетью, разрезающей воздух в кабинке. Удар... На долю секунды в глазах потемнело, а зрачки расширились. Девушка сильнее стиснула зубы, дабы не закричать, не издать ни единого звука... даже писка. Но как же это больно. Руку моментально обожгло огнём, словно по ней только что прошлась не кожаная поверхность плети, а раскалённая сталь, оставляя после себя не одну, а целых три метки. Да, именно столько ссадин осталось на её теле. Две из них были видны. Пусть даже Акира и отпустил её руку, но девушка так и не успела ни убрать её, ни разогнуть из-за занемевших мышц. Поэтому удар пришёлся на вдоль, а наискосок, оставляя одну длинную полосу на плече, а вторую - на предплечье. Да ещё и всё на внутренней стороне, где чувствовалось сильнее всего... Но ведь это только две упомянутые метки. А третья... она скрывалась под одеждой. Как бы мастерски братец не управлялся бы со своим артефактом, но даже он не сможет прервать скользящий удар, сошедший с руки на спину, где-то ближе к пояснице. Да, эта ссадина не видна глазам, но весьма она ощутима.
- Ты...
Тихо. Хрипло. Сквозь всё ещё сжатые зубы. И даже  прикосновение брата не облегчило боль. Наоборот. Ссадины уже начинали кровоточить, а то, что сделал Акира, пытаясь хоть как-то загладить свою вину, только усилило жжение. Как соль на рану. Тонкие пальцы сжались в кулак, впиваясь ногтями в кожу. Что же, братец хотел убрать улыбку и блеск в глазах. Ему это удалось. Но вот оправдан ли риск? Ведь Ласт не станет спрашивать, что нашло на обожаемого братишку и заставило его взяться за плеть. Её не будет интересовать то, что юноша находился в состоянии аффекта из-за злости и шока. Плевать. Сейчас её волновало только одно - боль. Она не любила это ощущение. Более того, Грех вообще редко позволяла кому-то прикасаться к себе без разрешения, даже если события разворачивались во время игр. А здесь, сейчас... тот, кто входил в малый круг, кому она практически безоговорочно доверяла посмел поднять на неё руку. К чёрту игру. К чёрту замыслы. Братец считает, что с ним поступили жестоко? Но ведь он ещё не знает, что такое настоящая жестокость.
- Ты...
Уже более громко. Девушка одёрнула руку, резко выпрямляясь и вставая с сидушки, не давая братишке вовремя отстраниться и отойти. Напротив, она позаботилась о том, чтобы Акира не смог не только среагировать на её действия, но и удачно оказался на полу в сидячем положении. И так, занавес, второй акт. Вы когда-нибудь видели фурию? Нет? О, это потрясающее зрелище, ведь именно его девушка показывала младшему братишке. Её чёрные волосы начали развиваться, словно от лёгкого ветра. А ведь все окна в кабине были плотно закрыты... Глаза, цвета изумруда, потемнели, напоминая теперь совершенно другой камень. Кажется, люди называют его тёмным малахитом... Но это ещё не всё. Более того, это не самое впечатляющее, что можно увидеть. Самое интересно - это то, что происходило под ногами девушки. Тень... она словно ожила и начала самостоятельно двигаться, хотя Ласт стояла неподвижно спиной к брюнету. Несколько секунд, и форма тени изменилась. Чёрные, похожие на щупальца, "нити" начали медленно подбираться к юноше, желая поймать его, связать и, возможно даже, утащить в глубины изначальной Тьмы. Жаль, что им не дана такая власть... Но тем не менее.
- Вот значит как, братец... Замолчать? Не сметь? Забавно...
Голос... Ровный и спокойный. Ох, спаси Тьма младшего братишку. Поверьте, уж лучше бы Грех кричала, пыталась зашвырнуть в него чем-то, или просто банально ударить. Ну что там те женские кулаки мужскому телу... Лучше бы она просто сорвалась на нём в порыве гнева, как это сделал сам юноша. Но нет, всё было не так. И в этом вся загвоздка. Ведь когда Ласт говорит вот так спокойно, уравновешенно, это означает, что она не просто злиться. Даже сам Люцифер может позавидовать всей палитре эмоций, ворошившейся внутри неё. Ведь теперь началась новая игра из разряда поставь запятую во фразе "казнить нельзя помиловать".
- И так, братец, я уже понял, что видеть ты меня не рад. Будут ещё новости, пока способен говорить?
Да, слух не подвёл. Грех и правда немного сменил "речь". Но это из-за того, что он пребывал теперь в своём истинном облике - парень с длинными белыми волосами, одна прядь которых окрашена в алый цвет. Вместо сарафана его на нём были штаны и футболка с короткими рукавами. Да к чему это описание. И так прекрасно понятно, какой облик принял Грех. Важно то, что теперь он стоял лицом к брату. Забавно, но блондин даже не обратил внимание на то, что капля крови уже успела просочиться из ссадины, скотившись по руке, и упасть на пол. Он всё ещё дожидался ответа Акиры.

+1

14

Голос с хрипотцой, в нём нет больше и намека на самодовольствие, на превосходство. Злость? Возможно.  Удивление? Пожалуй, тоже есть немного. Закончились ли игры? Нет, вряд ли. Ведь, так или иначе, вся жизнь – игра. Всего лишь один затянувшийся спектакль. 
Резкие движения, громкий голос  - она вела себя как раненная львица. Или, скорее, гордая амазонка, познавшая приторный вкус предательства и боли, только что и впервые.  А вам доводилось видеть  когда-либо естественную, стихийную красоту?  Если нет, то остаётся лишь посочувствовать и одновременно с этим порадоваться за вас, ибо это поистине прекрасное и опасное зрелище. Кажется, её мысли, неведомые Акире, были услышаны самими Эриниями. О, это отвратные существа! Их глаза налиты кровью, в них полыхает пламя Аидова царства. Лик старух обезображен злобой, пропитавшей их сердца. Кровь их – яд, а волосы, как у сестры родной Горгоны – сплошь извилистые змеи.  Пришедшая в движение тень еще явственнее подчеркнула сравнение в сознании. Если бы Лень не знал, что это такое на самом деле и чьи это проделки, то и впрямь бы поверил в существовании древнегреческих богинь мщения. Как бы там ни было, а опасность приближалась, и нужно было что-то делать: перспектива оказаться связанным, и это в лучшем случае, не радовала ни капли.  Нужно-то оно нужно, но вопрос заключался в ином –« что именно делать и как с этим бороться». Вот что заботило младшего греха на данный момент сильнее прочего. Пока его мозг работал в ускоренном режиме, в поведении амазонки что-то изменилось, и этим что-то было внезапно проступившее хладнокровие. Взявшая под контроль свои эмоции девушка вселяла, нет, не страх, но опасения, ведь уже невозможно прочесть  не единой мысли, предугадать ходы становится тяжелее. Такой поворот событий явно не в пользу Лени.  А в голосе её сквозило равнодушие. Нет ничего более страшного для нас, чем другой человек, которому нет до нас никакого дела – и это правда. Равнодушие всегда оставляло следы гораздо глубже тех, что минутой ранее оставил Акира на теле брата. Удар, пришедший на душу заживает годами.
Сюрпризы на этом не заканчивались. Очередная метаморфоза. Боги, как же Аки не любил их! Однако на этот раз он был почти рад произошедшему изменению, не смотря на то, что по сути, эмоции должны были бы быть полностью противоположными радости. Принятие истинного облика говорило лишь об одном – о серьёзности положения дел, но…
Всегда есть «но». Иногда отрицательное, иногда положительное, это самое вредное «но» добавляет как бы необходимый штрих, без которого декорации пусты, а игра актёров небрежна. Но вернемся к нашей непростой ситуации. Завороженный преображением, Акира так и остался  сидеть недвижим, позабыв и о тенях и о том, что нужно ответить.  Как ни крути, а красота погубит мир, ну или спасёт, это смотря с какой стороны посмотреть, и как бы Кейте не хотелось  признаваться даже самому себе, но факт оставался фактом: существа превосходящего его старшего братца в красоте на Земле не существовало.
Люди, тем временем, не дремали. Видимо, их совсем-совсем не устраивало то, что они зависли над землёй в узких кабинках.  «Глупые», - подумал парень, возвращаясь в реальность из оцепенения.  Слушать крики, наслаждаться паникой людской – это не по его части, Лень любил тишину, спокойствие и всё то, что способствует сладкому сну. Раздражение.  «В кое-то веки, выпал идеальный шанс разобраться с «семейными проблемами», не хватало  еще, что бы карусель починили», - следом за сей не слишком умной мыслью, пришла другая, тут же принятая за гениальную. «И не важно, что брат ждёт ответа, он всё равно своё получит, а если.. да ну черт с ним, значит, судьба моя такая». Несколько секунд ничего не решат, ведь для них нет понятия времени.
На губах заиграла полуулыбка, больше похожая на усмешку самоуверенного смельчака перед началом битвы. Для осуществления задуманного необходима концентрация и энергия, много энергии, ведь масштаб немаленький. Впрочем, Акира никогда не волновался по этому поводу, будучи полностью уверенным в себе и своих силах.  «Начнём же чарующий вальс»
Слабое свечение. Освобождаемая энергия закручивается в подобие вихря вокруг хозяина, скрывая от посторонних глаз. Наверное, впечатляющее зрелище, но самое ждёт впереди. Неспешно, десяток за десятком «рождаются» бабочки. Странно? Нелепо? Не верно – прекрасно. Они окружили его, своего создателя. Они – это он. Невесомое касание одной такой бабочки – нежное прикосновение Лени. Так он ставил свои собственные метки, так направлял род людской на особый путь, ведущий к грехопадению.  Что-то происходило там, за стеной живой фиолетовой стены.. Миг и стена рассыпалась на сотню  «живых» бабочек, разлетающихся в разные стороны. «Скоро… вернётся умиротворение». 
Смог подняться. Всё та же непроизвольная улыбка на губах - дань безумству. Падают маски, разбиваются на множество осколков, неслышно "хрустящих" под ногами с каждым неуверенным шагом. "Кажется, я уже не могу говорить"
- Теперь рад, очень рад, брат
Шумы, как и ожидалось, стихли; лень - страшная штука, ведь иногда.. она губит чью-ту жизнь, медленно и оттого еще более мучительно, подобно яду, что был на кончике притуплённой шпаги...
- Что ты сделаешь дальше? - совершенно искренне, по детски наивно, спросил Акира, отрывая взгляд от капель крови на полу.

+1

15

Этот ребёнок... Порой его просто сложно понять. Например, как сейчас. Почему он так спокоен? Почему ведёт себя, как наивное дитя, хотя ещё пару минут назад был практически взбешён и собирался выместить свою злость на брате, пусть даже если и неосознанно. Почему смотрит так искренне и... невинно? Слишком уж много "почему", но на них нет ни одного ответа. Сплошные догадки и домыслы.
- Даже не собираешься сбежать? Потратил столько энергии только для того, чтобы успокоить назойливых мошек вокруг. А что же дальше, Аки? Даже не собираешься извиниться перед братом за то, что посмел ударить его?
Тихий смешок. Возможно, Ласт сейчас и был слишком самоуверенным, но на то имелись свои причины. А вообще, это всё уже не важно. И извинения - простая формальность, которая больше никого не интересует. Пусть всё будет так. Пусть история идёт своим чередом, лишь слегка подгоняемая определёнными событиями... И так, начнём же новое представление.
- Ладно, братец, забудь. Извинения мне не нужны. А вот на твой вопрос я таки отвечу. И даже лучше - покажу всё наочно.
Зря брюнет не предпринял каких либо ходов, пока у него был шанс, пока Ласт давал ему такую возможность, ожидая ответа. Теперь же он снова перенял карты в свои руки и будет действовать так, как захочет. А чего может хотеть Грех? Лишь одного - сделать грешными как можно больше существ. И тут уже не важна ни раса, ни пол, ни возраст, ни способ, с помощью которого можно заставить окунуться в томящую негу запрета. Нет, он не собирался соперничать с братом и отбивать у него жертв, которых уже успел захватить Лень. Скорее, Ласт сделает то, чего ранее не совершал ни один из иерархии Грехов...
Я заставлю тебя заплатить за свою оплошность, братец.
Тень... Её нити, похожие на тонкие руки, подобрались слишком близко. Они скользили по телу брата, поглаживали, опутывали змеями. И всё это было только видимым... неощутимым. Но стоило подождать совсем немного, как эти нити переползли уже на саму тень брюнета, полностью окутав её. Теперь у брата не останется выбора, кроме как подчиниться Ласту... Щелчок пальцев, и последовала смена ситуации, во время которой младший брат оказался на коленях. Замечательный вид, но чего-то не хватает. Может, стоит ещё немного изменить позицию? Или пока оставить его так, обездвиженным, стоящим на коленях.
- Аки, ты бесподобен.
Подойти ближе, опустившись рядом с ним. Провести кончиками пальцев по щеке брата, оставляя две кровавые дорожки, и улыбнуться, как прежде, с явным превосходством, отображённым на приподнятых уголках губ и где-то на поверхности изумрудных глаз. Всё это так старо и неизменно, но никогда не исчезнет из "рациона" Греха, ведь именно это так не переносит братишка. Так зачем же отказывать себе в удовольствии ещё раз понервировать Аки. Пусть немного помучается, пока блондин не начал воплощать план в жизнь.
- Не знаю, зачем ты потратил столько энергии на этих несчастный, братец, но могу сказать, что зря ты это сделал. Тебе бы сейчас очень пригодилась твоя сила. Вдруг смог бы вырваться, а так...
Тихий шёпот, ласкающий ухо братишки. Голос Греха был томным и вкрадчивым, а его дыхание щекотало нежную кожу. Он знал... он прекрасно знал... наблюдал и изучал столько лет... А сейчас можно было применить свои знания на практике. Нельзя ведь упускать такой шанс, который может выпасть ещё не скоро... Кончик языка прошелся по краю уха братишки, оставляя чуть влажный след, и тут же занырнул вовнутрь, лаская, извиваясь. Дыхание всё так же щекотало, но на этот раз уже более сбивчиво, обрываясь на тихих стонах. но и этого было мало, слишком мало. Тонкие пальцы прошлись по шее брюнета, спустившись ниже, на его рубашку... На пол полетела первая пуговица. Ласт не стал церемониться с одеждой обожаемого братишки - он практически сдирал с него рубашку, с силой ведя рукой вниз, зацепившись за несчастный клочок материи. Вот возле ног брата лежала уже вторая пуговица, а за ней и третья, четвёртая. Вскоре белые куски пластмассы украсили пол какой-то непонятной россыпью, более не скрепляя рубашку. Да и зачем, ведь она тоже всего через несколько секунд оказалась рядом с ними, просто соскользнув с плечей Акиры.
- Не стоило тебе использовать свою плеть, братец. Ты же прекрасно знаешь, что моя месть холодна и жестока.
Руки легли на плечи брата, надавливая, заставляя его лечь на пол. Теперь можно было и продолжать. Легкие поцелуи на шее. Нежные, даже какие-то приторные. Главное - действовать осторожно, ведь Аки не любит.когда на его теле оставляют следы. Ласт это знает и поэтому проявляет нежность. Он медленно скользит губами по телу брата, спускаясь всё ниже, пока не достигает края штанов. Всего лишь ещё одна преграда, от которой вскоре придётся избавиться... частично. А пока, язык прошёлся по животу братца, и тут же перешёл на губы обладателя, словно пытаясь собрать с них остатки вкуса самого брюнета.
- Аки, ты так послушен, когда связан моим питомцем. Неужели он и правда может укротить тебя, или ты просто поддаёшься?
И вновь поглаживающие движения, но на этот раз уже в более интимном месте, хоть и сквозь ткань штанов. Блондина даже не интересовало то, что его брат может быть против. Он делал то, что умел и как умел, не задумываясь о чувствах Акиры, ведь тот тоже не удосужился подумать о своём старшем брате.
- Забавно...
Грех остановился. Он больше не улыбался и не смотрел на братишку с превосходством. Скорее, даже наоборот. Ласт... сожалел... И в то же время пытался понять, что с ним твориться... Зачем он так поступил? Для чего был весь этот спектакль? Чего хотел добиться Грех? Он и сам не мог ответить на свои же вопросы. Более того - Ласт даже не находил себе оправдания. "Не сдержался" - нет, не так. Каждое движение, каждый вздох и стон - всё было хорошо продуманно. "Разозлился" - тоже неверно. Злость тут совершенно ни при чём. Блондин мог простить своего брата, мог просто поговорить с ним, ведь была такая возможность. Но вместо этого он... отомстил. Но не смог насытиться. Месть не принесла ни удовлетворения, ни успокоения. Ему всё ещё хотелось находится рядом с братом, возможно даже, как обычному человеку. Хотелось просто погулять вместе с ним, развлечься в парке, но теперь нельзя.
Шутка хоть и началась удачно, но она слишком затянулась. И снова я всё испортил. А жаль. Я ведь даже не спросил, как он жил всё это время, вне семьи, когда был один. Я ненавижу одиночество. А ты, братец, похоже, пристрастился к самостоятельной жизни...
- Я дам тебе время привести себя в относительный порядок и потом запущу механизм колеса.
Юноша поднялся с пола, присев на одну из сидушек, и только тогда питомец, скрывающийся в тени блондина, отпустил его младшего брата. А в это время Ласт смотрел в окно, наблюдая за тем, что происходит там, внизу, делая вид, словно в кабинке ничего и не происходило. Но это не потому, что ему были безразличны последствия. Впервые в жизни Ласт не знал, как вести себя дальше.

+1


Вы здесь » Sailor Moon - "Winter Time" » FlashBack » Комедия положений, или сложности родства